Если на старом кладбище близь современного автовокзала в городе вы наткнётесь на могилу под железной пятиконечной звёздочкой, знайте – тут лежит один из 271 умершего в Заводоуковском эвакогоспитале. Их имена вы можете прочесть на мраморных плитах часовни мемориального комплекса.

В годы Великой Отечественной войны наша область превратилась в сплошной госпиталь. 15 июля 1941 года Народным комиссариатом здравоохранения СССР в Заводоуковске на базе тубсанатория был сформирован эвакогоспиталь № 3519. В отличие от большинства других, он был терапевтического профиля: здесь лечили бойцов, больных туберкулёзом. Рассчитано мед­учреждение было на 250 коек.
Первые пациенты прибыли в Заводоуковск 2 ноября 1941 года. Как вспоминают старожилы, от станции больных из санитарных поездов везли в госпиталь на телегах, а самых тяжёлых несли на носилках, чтобы не растрясти.
Возглавила госпиталь врач Заводоуковской участковой больницы Тамара Жданова. Когда она ушла в действующую армию, её сменил вернувшийся с фронта по ранению Николай Мотягин, работавший до войны главным врачом тубсанатория. Докторов по штату было семь, среднего медперсонала – 30. Специалистов постоянно не хватало. Выручали эвакуированные из оккупированных республик и областей Советского Союза врачи, медсёстры, санитары, лаборанты и провизоры. Так, в Заводоуковске работали Вера Веткас из Ленинграда, Ревека Коган из Москвы, Михаил Хазанов из Бердичева, Прасковья Камасса с Черниговщины и многие другие медработники. Готовили кадры и в Заводоуковске: при госпитале работали курсы медсестёр Красного Креста, одной из выпускниц которых стала 17-летняя москвичка Юлия Друнина, впоследствии известная поэтесса.
Спешили помочь больным воинам не только медики. Шефство над пациентами взяли эвакуированные из блокадного Ленинграда ребята из детского дома, что на разъезде Криволукском. Регулярно они посещали раненых, шли пешком по шпалам, причём участвовать в этих походах дозволялось только лучшим: двоечников и хулиганов не брали. Бойцы, у многих из которых дома остались дети, старались подкормить детдомовцев всем, что могли урвать от своего больничного пайка. А ребята помогали писать раненым письма домой, читали стихи, ставили сценки. Приезжали в госпиталь и творческие бригады Ялуторовского сов­хозно-колхозного театра.
"Раненые и больные – рядовые, сержанты и офицеры, находящиеся на излечении в эвакогоспитале, выражают вашему славному коллективу горячую красноармейскую благодарность за доставленное нам удовольствие… Вы были для нас не просто артисты… Мы рады всему, что хоть на миг поднимает в нас уверенность, что мы ещё вернёмся в строй, к бою и труду", – писал районным культработникам по поручению пациентов замполит госпиталя капитан Редько.
Однако, несмотря на всю заботу о раненых, 271 боец Красной армии остался в Заводоуковске навсегда. По воспоминаниям старожила города Татьяны Каревой, очень часто от госпиталя отходили сани или телеги, в которых везли умерших на кладбище. И продолжалось это три года – с ноября 1941-го до сентября 1944 года, когда эвакогоспиталь передислоцировали в Белоруссию, поближе к фронту. Хоронили раненых в отдельных могилах в западной части кладбища.
Через два десятилетия после победы появился здесь памятник умершим в эвакогоспитале. Мемориальные доски с фамилиями были установлены 9 мая 1976 года. На рубеже веков старый обелиск сменила часовня.
Подойдите поближе к мраморным плитам, прочтите имена лежащих здесь воинов: Нина Иванова и Абдуразак Ишилев, Афанасий Ермоленко и Михэиль Давидсон, Тамбул Джигеев и Теодор Гнес, Фёдор Виноградский и Август Кютт, Иохалес Поман и Джура Шадманов…
"Чёрный бор" – так, по воспоминаниям Юлии Друниной, называли эвакуированные заводоуковский погост. Чёрный – от горя и слёз, которые были пролиты здесь. Долг наш превратить этот бор в светлый. Светлый от памяти и любви нашей к тем, кто отдал жизни за Родину...



Теги: история

Другие материалы по тегу "история"

Трагическая судьба Николая Хахина и других заводоуковских коммунаров не была "эксцессом исполнителей"

Руководитель емуртлинского отряда Народной армии, бывший становой пристав (офицер полиции, аналог …

Вслед событию. Под соснами чёрного бора...

Если на старом кладбище близь современного автовокзала в городе вы наткнётесь на могилу под железной пятиконечной звёздочкой, знайте – тут лежит один из 271 умершего в Заводоуковском эвакогоспитале. Их имена вы можете прочесть на мраморных плитах часовни мемориального комплекса.

Есть у революции начало…

В начале 1920 года на станции Заводоуковской появилась первая ячейка большевиков, которую возглавил Николай Хахин. Его сын Александр стал первым заводоуковским комсоргом.

Заводоуковские Вести. Ура! Есть десять тысяч номеров!

Сегодня выходит в свет хрустящий десятитысячный номер газеты «Заводоуковские вести». Этот отсчёт идёт с 11 апреля 1965 года, когда вышел в свет первый номер газеты «Советское Зауралье».